Princess Yachts. Что решают кадры?

Идея

Эндрю Лоуренс, глава департамента дизайна Princess Yachts

Генератор идей в постоянном поиске: нужно найти не только интересное дизайнерское решение, но и его адекватное инженерное воплощение

Люди больше всего ценят детали. В интерьере мы давно уделяем им огромное внимание — это наша сильная сторона, а последние года полтора мы практикуем такой же подход и к экстерьеру яхт, его эстетике. Наши новые модели: Princess V78, Y85, S78, F45 — выглядят намного богаче в отношении цвета, текстур, дополнительных элементов (консолей, тика, стали)...

Мы начинали эту разработку (она называется Allure Collection) только для моделей V- и S-классов, а потом постарались сделать это доступным для всего модельного ряда. Определили пограничную точку: яхты длиннее 70 футов получают весь «пакет» уже в стандартной комплектации, на меньших моделях он доступен опционально. Так что можно сделать даже компактную яхту вроде F45 столь же роскошной, как и крупная Y85. Это дает владельцу возможность апгрейда лодки независимо от размеров и типа, добавляет индивидуальности… Кажется, это просто детали, но на их разработку мы потратили массу сил, времени и средств. И это классно — сделать свою яхту непохожей на другие.

Именно детали и цвет — вот что меняет впечатление. И еще — свет: мы начали работать с консультантами по освещению, чтобы убирать ненужные блики, разрабатываем разные режимы освещения для каждого помещения в зависимости от ситуации. Приглашенные эксперты дали нашим дизайнерам и инженерам необходимые знания. Это очень важно — обращаться к специалистам за помощью в той сфере, где сам ты не являешься признанным экспертом.

Практически все наши конкуренты прикладывают массу усилий к улучшению и дизайна, и производственного процесса. Эта сфера вообще привлекает людей, которые пытаются делать что-то иначе. Нам всем есть чему поучиться у автомобильной индустрии, и в первую очередь — производственным методам, чтобы, например, выпускать одну модель в нескольких модификациях и выдавать продукт на рынок быстрее. На разработку новой яхты с нуля — от идеи до запуска в производство — уходит 25–27 месяцев. А вот на «фейслифтинг» — 6–7 месяцев: меньше времени, меньше инвестиций, меньше работы, при этом модельный ряд остается свежим. Мы также смотрим на автомобильный мир с позиций внешнего дизайна, внимания к деталям интерьера и особенностей сервиса. Есть смысл все это привнести в мир яхтенный.

Наша дизайн-команда фактически состоит из трех «секторов». Мы работаем с бюро Бернарда Олесински и с командой Pininfarina. Вместе мы сильнее, хотя у нас ушли месяцы на то, чтобы научиться понимать друг друга лучше, видеть сильные стороны каждого.

Есть множество трюков для визуального удлинения лодки. Скажем, можно вытянуть бортовые иллюминаторы, поработать с линиями и поверхностями. Есть методы для «увеличения» внутренних объемов, в частности — при помощи цветовых решений… Да, в каком-то смысле это лукавство, но мы добавляем и реальное пространство, стараясь, например, сделать флайбридж максимально длинным — на новой F45 он такой же, как и на следующей в ряду. А на Y85 мы флайбридж еще и расширили, продлив его над бортовыми проходами главной палубы.

В дизайне много сложностей, одна из них — производственные требования. Все-таки яхта — это прежде всего транспортное средство с определенным набором функций. Ты ходишь на лодке, спишь на ней, готовишь, ешь, прыгаешь с борта в воду, чинишь (ведь что-то ломаешь)… Самое главное — собрать все это вместе, не погружаясь в компромиссы, и сделать все красиво. Некоторых идей, которые уже есть на рынке, мы не касаемся — до тех пор, пока не найдется их абсолютно идеальное инженерное воплощение для жизни.

Разработка

Джерри Лэпторн, менеджер по макетированию

Незаметный мастер, который «построит» вашу яхту еще до того, как это сделает верфь

Оценивать пространство в интерьере люди начинают только тогда, когда что-то идет не так. Вы ожидаете, что сможете свободно передвигаться по яхте, с удобством сидеть, смотреть в иллюминаторы и, главное, ни во что не «впишетесь» головой. Единственный способ удостовериться, что дизайнеры создали правильный интерьер для каждой новой модели Princess, — построить детализированный макет в натуральную величину.

Нас в команде шестеро, и обычно одновременно мы строим два-три таких объекта. Начинаем с бумажных эскизов, с высокой точностью размечаем макет будущей яхты на полу, потом переходим к CAD-файлам (созданным в системе автоматизированного проектирования), которые получаем от департамента дизайна.

Мы все — опытные плотники, столяры и монтажники; сам я пришел работать в Princess Yachts в 1976 году. Точность — это всё! Когда фанера ошкурена и окрашена, вы даже можете сперва подумать, что это стеклопластик. Такие макеты чрезвычайно важны не только для дизайнеров, но и для менеджеров по продажам: они могут предложить потенциальному клиенту взглянуть на планировку новой модели. Мы стараемся сделать максимально возможную детализацию: все углы и закругления, освещение, даже плотность наполнителя для сидений. Так что вы получите полное впечатление, как будет внутри ощущаться готовая яхта. Все шкафы и ящики полностью в рабочем состоянии. Если дизайнерская команда хочет попробовать, например, другой тип петель для дверец, мы сделаем, установим и удостоверимся, что все работает безукоризненно.

В процессе учишься многим интересным вещам. На одном недавнем проекте мы установили новые LED-шнуры для освещения на макете главной палубы и обнаружили, что при нагревании точечных светильников шнур начинает провисать, что наверняка бы проявилось при постройке первой яхты. Поэтому мы придумали новую систему их крепления.

Мой отдел занимает длинное каменное здание под названием «Канатная». Здесь в георгианскую эпоху делали канаты для военных кораблей. Оно было построено в 1766 году и использовалось в разных целях: например, возле моего офиса находится камера, где вешали преступников, приводя в исполнение приговор. Судя по всему, раньше это место использовали часто: потолочная балка и люк в полу выглядят изношенными. Но, учитывая, что люк до сих пор в рабочем состоянии, сделан он,  как и все остальное здесь, на совесть.

Разработка макетов строго конфиденциальна: мы работаем за закрытыми дверями, на верхних этажах дальних зданий Южной верфи. Из наших мастерских я вижу почти все побережье, где я вырос, старое поместье, где мой отец работал егерем. Знаете, ведь в душе я до сих пор сельский житель, хожу на охоту, как и четверо моих сыновей.

Воплощение

Мартин Хэмли, плотник

В современной яхтенной индустрии новые технологии и традиционные навыки существуют бок о бок

Я — один из 80 плотников, работающих на мебельном производстве Princess в Койпуле. Мы создаем каждый деревянный элемент, который вы можете увидеть на борту вашей яхты. От переборок до дверец шкафов, от кроватей до обеденных столов — все делается и собирается с неизменным перфекционизмом.

Мне всегда нравилось работать с деревом. Я делал это дома и в школе, потом изучал профессию в колледже. Затем проработал 10 лет у производителя столярных изделий: окон, дверей, лестниц. Так я наработал свою профессиональную квалификацию. За 20 лет, что я на Princess Yachts, я вижу, как наши традиционные навыки работы с деревом и сборки дополняются высокотехнологичными машинами и компьютерным моделированием. Это вопрос не только эффективности и стоимости, но и качества. Станки с программным управлением дают точность, но древесина — природный материал с присущей ему вариативностью, поэтому необходимо множество традиционных навыков даже для простой сборки, чтобы обеспечить тот уровень качества, который нам нужен.

Самые мелкие объекты включают несколько компонентов, но в крупных число элементов может достигать четырехсот. И все должно идеально функционировать. Наши дизайнеры сейчас требуют больше плавных линий, чем раньше, поэтому мы используем вакуумные прессы, которые помогают создавать сложные кривые и разные толщины. Еще несколько лет назад это было невозможно. Микроволновые печи и радиочастотные прессы формуют многослойные панели из шпона, которые украшают почти каждую кровать. Отделка из древесины вишни, некогда популярная, теперь практически уступила место дубу и ореху. Но мы все еще используем вишню в элементах темного дерева: журнальных и обеденных столах.

В 2015 году я удостоился награды имени Джона Хелмора за высокое качество работы. Джон был моим большим другом. Мы вместе учились в одном колледже в Плимуте и тогда еще даже не представляли, что через несколько лет оба будем работать в Princess Yachts. Он был абсолютно фантастическим мастером, и его работа служила источником вдохновения для всей команды. Жаль, что его уже нет с нами, но для меня это была большая честь — первым получить награду в память о нем. Ведь, как и Джон, я не просто плотник — я настоящий перфекционист.

 

Контроль

Пол Роч, инженер-испытатель

Качество не бывает без контроля: на Princess это сложный многоступенчатый процесс

Глядя на то, что мы делаем, вы, наверное, спросите: «Серьезно? Ну и работа — включать/выключать свет и ставить галочки в таблицах!». Однако на каждой новой лодке, прежде чем она покинет верфь, нужно провести около 3000 проверок. Тестовая папка, к примеру, для 20-метровой яхты Princess S65 имеет толщину более 6 см. Одни проверки кажутся важнее других, но поверьте: все они необходимы. Представьте, что мы не заметили что-то абсолютно тривиальное: например, мастера забыли установить кильблоки для тендера. Исправить ситуацию легко, но пока это не сделано, владелец яхты не может взять на борт тендер и отправиться в море отдыхать с семьей. Так что важно абсолютно все.

Сердце яхты — моторный отсек, напичканный всевозможным оборудованием: блоками кондиционеров, гидравликой, огромными двигателями… Все это работает независимо, и все должно быть проверено. Трюмное пространство тоже полно самого разного оборудования. Масса времени уходит на то, чтобы заглянуть в каждый люк.

Пока лодка стоит на кильблоках, мы проводим одни проверки; потом ее спускают на воду и держат на стропах — следующая фаза проверок, на которую уходит еще пара часов. Здесь самое важное — гидравлические системы, потому что они питаются от двигателей и не могут быть проверены в эллинге. Если есть какие-то протечки, мы обычно находим их в течение первого часа. Каждый раз надеешься, что гидравлическая жидкость не зальет весь моторный отсек, как в фильме ужасов. Я знаю: такое случается.

Морские испытания начинаются только после того, как лодка прошла все предыдущие стадии проверок. Мы гоняем судно в полном диапазоне оборотов двигателей, чтобы убедиться, что параметры скорости и управляемости в норме, все в порядке и судно готово к сдаче владельцу.

Современные моторные яхты чрезвычайно сложно устроены. Я получил образование в области проектирования двигателей и могу сказать, что даже самый большой грузовик прост по сравнению с Princess 88. На верфь я пришел работать в 1989 году, когда мне был 21 год; потом я уходил и снова вернулся в 1997 году. Работал инженером на постройке яхт, затем стал руководителем группы, контролируя строительство более чем 150 корпусов Princess 64 — это была очень популярная модель. А четыре года назад перешел в тестовый отдел.

Наша команда базируется на Ньюпорт-стрит в Плимуте и отвечает за тестирование всех строящихся здесь моделей: от Princess F43 до Princess Y85 Motor Yacht. И абсолютно каждая подвергается одинаково интенсивным экспертным проверкам. Когда я впервые захожу на новую яхту, то само понимание, сколько людей создавало ее и сколько часов работы было вложено, — для меня источник гордости. Наша работа — последняя в списке из тысяч этих работ. И каждая играет важнейшую роль в том, чтобы ваша Princess максимально отвечала вашим ожиданиям.

 

Тонкости

Михаль Томащук, инженер-акустик

Эксперт-революционер, ответственный за тишину и спокойствие

Я работаю вместе с инженерами-судостроителями, но я — сам себе отдел, состоящий из одного человека и отвечающий за шум и вибрацию. Вернее, за их отсутствие. Причина низкочастотной вибрации техническая — работающие механизмы, но эффект от них психологический — дискомфорт. Звук и вибрацию можно измерить приборами, хотя есть субъективное их восприятие. Вы хотите, чтобы яхта была тихой и спокойной на ходу? Мы тоже.

Я был координатором от Princess в финансируемом правительством исследовательском проекте по подавлению реактивного шума и придумал испытательный стенд, который мы сейчас используем для анализа эффективности изоляционных материалов и панелей, применяемых в яхтенных конструкциях. Это бетонная «коробка» весом 4,5 т со стенами толщиной 250 мм и размещенными внутри динамиками, которые могут выдавать 140 дБ. Очень много: технически — «болевой порог». Мы помещаем панель сверху и делаем пробу интенсивности звука, чтобы создать 3D-карту шума и вибрации. Это в точности покажет проектировщикам, как панель вибрирует, и они смогут понять, где необходима большая жесткость.

Думаю, вы даже не предполагаете, что есть разница, положить термоизолирующий материал (Thinsulate) поверх слоя резины или под него; или с какой стороны должна быть пена… Но разница есть. Один из наших проектов — активное погашение вибрации бортового генератора — помог существенно снизить шум. Это большое достижение, поверьте. Пока мы еще не можем предложить это решение владельцам яхт, но знания у нас есть, и однажды они могут пригодиться. Это очень интересная технология.

Моя задача — делать так, чтобы в плане шума и вибрации яхты Princess были лучшими на рынке. В прошлом, борясь с вибрацией, заменяли гребные винты, валы, упорные подшипники и опоры двигателей. С новыми инструментами, которые я разработал, мы можем точно определить причину и справиться с ней.

Я учился в Кракове и приехал в Университет Крэнфилда по программе студенческого обмена; на Princess пришел в 2013 году. Акустика — очень емкая дисциплина, и как только инженеры поняли мои возможности, тут же начали привлекать меня везде. В этом смысле модель Princess 30M — мое детище. Думаю, это первая яхта своего класса, разработанная с учетом всех принципов акустики; я уверен, что она самая тихая.

Помимо работы, я увлекаюсь мотоциклами и музыкой. Играл на гитаре задолго до того, как начал изучать звук. Могу погружаться в музыку, не анализируя ее с точки зрения гармонии, вибраций и частот. Ну, по крайней мере думаю, что могу. Возможно, даже к лучшему, что я играю heavy metal.

Текст Ольга Селезнева Фото Princess Yachts

Яхты

Fairline Squadron 68

Британская верфь Fairline Yachts готовит сногсшибательную премьеру этой яхты на боат-шоу в Каннах.

Стиль жизни

Частичка Италии в райских тропиках

Отель Baglioni Resort Maldives официально открывает свои двери 1 октября 2019 года. С 1 августа по 30 сентября доступны специальные условия для гостей.

Яхты

Linssen Grand Sturdy 005 AC Variotop

В этом году на выставке в Дюссельдорфе компания Linssen Yachts представила первый корпус новой версии флагманской яхты своей линейки Variotop.
По теме

Декофеинированный Ristretto Decaffeinato

Специально для ценителей кофе, желающих наслаждаться интенсивным вкусом в послеобеденное или вечернее время, Nespresso выпускает новый бленд Ristretto Decaffeinato. Он отличается особой обжаркой и богатым ароматом, но при этом содержит значительно меньше кофеина.

Ярмарка-распродажа в программе Vladivostok Boat Show 2016

С 20 по 22 мая на территории яхт-клуба “Семь футов” пройдет выставка катеров и яхт Vladivostok Boat Show. Помимо экспозиции часть выставки отведется под ярмарку-распродажу водомоторной техники, как новой, так и б/у. Это даст возможность поторговаться с продавцом и купить технику по выгодной для вас цене.

С Востока на Запад

Несколько лет назад японский катер Yamaha FR23 Active Sedan начал новую жизнь в европейской части России, но произошло это не из-за оживления вторичного рынка, а благодаря работе казанской верфи Velvette Marine.

По стопам гигантов

У каждой яхты свое предназначение. Одни становятся лучшим в мире домом на воде, другие — любимой игрушкой, но есть среди них и такие, которым суждены великие дела. Рассмотрим Damen SeaXplorer.